1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как работает препарат

Как работают лекарства

Действия лекарств в нашем организме объяснить на пальцах порой не так просто, особенно, когда в ходе непринужденной беседы наш сосед/друг/брат/сват вдруг вспоминает, что «#тыжмедик» и спрашивает как работают лекарства от аллергии или омепразол, например.

И вроде бы мы уже готовы начать повествование рассказом о биохимических реакциях, ферментах или физиологических процессах, стимуляции, угнетении и действии внутренних посредников, передающих сигналы между различными системами через биологические субстраты. но потом ловим себя на мысли, что начинать рассказ нужно иначе, так вот…

Как работают лекарства

Многие лекарственные препараты имеют сходный механизм действия и, следовательно, могут быть объединены в группы и подгруппы. Количество таких фармакологических групп ограничивается десятками, что позволяет понимать и свободно ориентироваться в механизмах действия более 60000 зарегистрированных в РФ препаратов. Некоторые лекарства способны повышать или понижать синтез естественных регуляторов (медиаторов, гормонов и так далее), влиять на процессы их накопления в клетках или ферментного разрушения.

Лекарственные средства (ЛС) после приема в подавляющем большинстве случаев взаимодействуют с макромолекулами, вследствие чего происходит запуск различных биохимических реакций в организме. Эти макромолекулы называют рецепторами.

Большинство таких рецепторов являются полипептидами, но их структура сильно отличается от одного рецептора к другому. Достижения в области биологии позволили относительно хорошо определить структуру и молекулярную природу большинства рецепторов в организме, хотя рецепторы-сироты все еще существуют, их называют так, потому что их лиганды не знают, как и с чем они связаны.

Как правило, под действием лекарств в организме не возникает новых биохимических реакций. Лекарства лишь корректируют (стимулируют или угнетают) физиологические и патологические процессы.

Ниже представлены основные виды механизмов действия лекарств, которые объясняют 95% всех изученных вариантов взаимодействия лекарства с организмом

Многие в организме ферменты являются “мишенями” для лекарств. Препараты угнетают или – реже – могут повышать активность этих ферментов, а также являться для них “ложными” субстратами. Влияя на активность ферментов, лекарства изменяют внутриклеточные процессы и тем самым обеспечивают фармакологический эффект.

Примером такого взаимодействия являются обезболивающие препараты — НПВС, как и лекарства « от давления» — ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) (каптоприл и эналаприл)

Подытоживая вышесказанное — существуют сигнальные молекулы (медиаторы, гормоны, эндогенные биологически активные вещества, ферменты), и есть биологические субстраты, с которыми эти молекулы взаимодействуют. Лекарства, введенные в организм, могут активировать, тормозить или блокировать эффекты естественных сигнальных молекул, изменяя тем самым функции как клеток и ткане, так и органов исистем органов. Этим определяется фармакологическое действие лекарств.

Принципы действия лекарств

Механизм действия лекарств на молекулярном и клеточном уровнях имеет очень большое значение, что позволяет грамотно назначать терапию, контролировать течение заболевания и понимать картину в целом.

Ниже будут описаны более детально основные принципы действия лекарственных средств:

Далее мы рассмотрим каждый из видов взаимодействий по отдельности

Воспроизведение действия (миметический эффект)

наблюдается в тех случаях, когда субстрат лекарства и естественная сигнальная молекула очень похожи: имеют высокое соответствие своих физико-химических свойств и структуры. Результатом взаимодействия введенного вещества с рецептором в этом случае является активация или торможение определенной функции клеток в полном соответствии с действием сигнальной молекулы.

Своими словами — мы забиваем веществом (с подобным эффектом) извне активаторы каких-либо биохимических процессов в организме, тем самым активируем или подавляем химическую реакцию

Подобным образом действуют многие лекарства: аналоги гормонов и медиаторов. Подобные лекарства до сих пор изучают и открывают новые модификации для получения препаратов с более выраженным, стабильным и длительным по сравнению с медиатором (адреналин, ацетилхолин) действием, также восполнения дефицита медиатора или гормона.

Конкурентное действие

Конкурентное действие встречается часто и присуще лекарствам, которые лишь частично похожи на сигнальную молекулу (например, медиатор). В этом случае лекарство связывается с одним из участков рецептора, но оно не вызывает каких либо реакций, соответствующих действию естественного медиатора. Такое лекарство блокирует последующее действие на нее рецептор, препятствуя его взаимодействию с естественным медиатором, гормоном и так далее. Конкурентное действие препаратов за рецептор называется антагонизмом (отсюда и название класса лекарств – антагонисты), позволяет корректировать физиологические и патологические реакции. Подобным образом действуют лекарства от аллергии.

Своими словами этот механизм объяснить еще проще, мы забиваем нейтральным веществом рецептор и создаем над рецептором подобие щита — защитный экран, препятствуя его взаимодействию с естественным медиатором, гормоном и так далее. Это как занять сумкой место в метро или в автобусе, вроде бы там что то есть, но никто туда сесть уже не сможет.

Неконкурентный вид взаимодействия

неконкурентное взаимодействие отличается тем, что в этом случае молекула лекарственного вещества связывается с рецепторной макромолекулой не в зоне медиатора, а на рядом расположенном участке, по пути к нему -то есть действует опосредованно. Это взаимодействие влечет за собой изменение пространственной структуры рецептора, вызывающее раскрытие или закрытие его для естественного медиатора. В этих случаях рецептор для лекарства и рецептор для медиатора не совпадают, но находятся в связанном комплексе, и лекарство не вступает в прямое взаимодействие с рецептором. Примером таких лекарств, действующих по этому типу, являются бензодиазепины – большая группа структурно родственных соединений, обладающих анксиолитическими, снотворными и противосудорожными свойствами. Соединяясь со специфическими рецепторами, которые взаимосвязаны с рецепторами ГАМК, лекарственное вещество изменяет пространственную конфигурацию ГАМК-рецепторов и увеличивает прочность их связи с субстратом – гамма-аминомасляной кислотой. В результате усиливается тормозящее влияние этого медиатора на центральную нервную систему, чем обеспечивается сам эффект препарата.

По пути к рецептору препарат перехватывает макромолекулу и связывается с ней, нарушая конфигурацию, что не позволяет ему в конечном счете связаться с рецептором и произвести нужную реакцию в организме. Это как если бы мы шли в магазин купить продуктов, но провалились в яму и всю одежду изваляли в грязи… Теперь вроде бы и в магазин не так надо, да и вещи грязные… В другой раз…

Теперь у нас есть понимание того, что каждый препарат, так или иначе, влияет на процессы в нашем организме, а для примера рассмотрим более внимательно, как работают лекарства от аллергии.

Вопрос ученому: как работает таблетка?

Стоя в аптеке перед огромными витринами с яркими коробочками, мы часто задаемся вопросом: а как таблетка цитрамона «узнает», что у нас болит голова, и лечит именно голову? Как сердечные капли «понимают», где требуется их действие? А если задуматься вообще, то кто и как придумывает лекарства для разных органов? Эти вопросы не являются загадкой для физиологов и фармакологов. Нам такие простые вещи пояснила Татьяна Замощина, профессор кафедры физиологии человека и животных ТГУ и кафедры фармакологии СибГМУ. Напоминаем, если вам есть, что спросить у ученых, пишите в комментарии или на почту nau4ka@vtomske.ru. Ваши вопросы мы зададим экспертам в самых разных областях науки и опубликуем на портале.

Татьяна Замощина, доктор биологических наук, профессор кафедры физиологии человека и животных ТГУ и кафедры фармакологии СибГМУ:

— Чтобы создать настоящее лекарство, которое соответствует всем требованиям: нетоксично, лечит болезнь и создает более комфортную жизнь больному — требуется около 15 лет и значительные финансовые затраты.

Читать еще:  Глазные капли хило комод аналоги

Есть два пути создания новых лекарств. В первом случае исходят из знаний о том, какие молекулы эффективны в отношении какого-то патологического процесса. Разработчики «разбирают» эти молекулы, встраивают заместители, модифицируют, совершенствуют структуру молекулы вещества. Второй вариант — поиск лекарств с помощью компьютерного моделирования на основании знаний о структуре циторецепторов на мембранах клеток организма и структуре биологически активных сигнальных молекул, с которыми они взаимодействуют. Через эти сигнальные молекулы рецепторы клетки «общаются» друг с другом. Большинство лекарств выступают как сигнальные молекулы, способные взаимодействовать с определенными циторецепторами и, таким образом, изменять функциональную активность клетки, ткани, органа, системы.

Когда будущее лекарство синтезировано, требуется доказать его активность на биологических объектах. Для разных групп лекарств разработаны и стандартизированы свои методики таких проверок. Если активность доказана, приступают к изучению токсичности. В течение довольно долгого срока (от полугода и более) вводят лекарство в организм животного, а затем исследуют функционирование всех его систем. Только при удачном итоге возможно перейти к клиническим испытаниям. Как создать лекарство, как изучать его действие и механизмы этого действия, в каких клинических ситуациях использовать — этими вопросами занимается наука фармакология.

Утвержденное лекарство «уходит» в производство. Есть лекарства, которые готовятся и упаковываются на заводе. Но некоторые до сих пор готовят провизоры в аптеках. При этом аптека должна иметь лицензию на производство той или иной лекарственной формы. За аптечным производством сегодня установлен очень жесткий контроль. Лекарственные средства, приготовленные в аптеке, и лекарства, произведенные на заводе, одинаково эффективны.

И вот лекарство попадает на полку аптеки. В аптеку приходят покупатели — с рецептами от врачей и без них. Что можно сегодня купить из лекарств без рецепта? Провизор имеет право предложить больному только лекарства симптоматического действия: жаропонижающие, обезболивающие — то, что может помочь сразу. Остальное вообще-то должно продаваться только при наличии рецепта. За рубежом это правило соблюдается строго: без рецепта можно купить только симптоматические лекарства и парафармацевтику, например, косметические средства.

В нашей стране тоже стремятся к этому, но пока записочки без печати, которые пишут врачи, фактически оставляют больного один на один с провизором. Это не относится, впрочем, к таким категориям лекарств, как наркотические обезболивающие средства и сильнодействующие лекарства. Вот недавно запретили продавать без рецепта кодеинсодержащие препараты — кодеин относится к группе опиоидных анальгетиков. За каждой упаковкой таких лекарств очень внимательно следят, в том числе служба по контролю за оборотом наркотиков. Поэтому провизор в аптеке спросит у покупателя рецепт на такое средство, написанный врачом по форме.

Попадая в организм, таблетка (лекарственная форма) высвобождает активные молекулы, которые всасываются в кишечнике по законам простой диффузии — так же, как всасываются питательные вещества из пищевых продуктов. Из кишечника кровь несет лекарства в печень. Так устроена система кровообращения человека и животных. В печени часть дозы превращается в неактивные метаболиты, а наибольшая часть попадает в системный кровоток, с помощью которого лекарства распределяются в органы и ткани: в первую очередь, в сердце, легкие, в органы брюшной полости, так как все они богаты кровоснабжением. В последнюю очередь — в мышцы и в жировую ткань. В организме существуют барьеры, через которые не всякое лекарство может проникнуть, например, гематоэнцефалический барьер мозга, барьер молочной железы (если говорить о кормящей маме), плацентарный, барьер половых желез.

Обыватели часто задаются вопросом: а как точно узнать, попадает ли лекарство в орган, который в нем нуждается? Судьба каждого лекарства в организме человека изучается и на этапе эксперимента, а затем и в клинике. Этими вопросами занимается наука фармакокинетика. Врач, выписывая то или иное средство, учитывает все болезни больного и особенности фармакокинетики лекарства.

К примеру, есть такой известный антибиотик — кларитромицин. Он хорошо проникает во все органы и ткани, но активно метаболизируется в печени и выводится через почки в виде неактивных метаболитов. Поэтому с его помощью невозможно лечить почечные инфекции. Или другой пример. Некоторые лекарства являются исходно неактивными — пролекарствами, они превращаются в активную форму в печени. И в случае печеночной недостаточности этого не произойдет, а значит, ожидаемого лечебного эффекта не наступит. С другой стороны, если плохо работают почки, возможна задержка лекарства в организме. А если это средство выводится в неизменном виде, то при задержке возможна сильная интоксикация.

Каждое лекарственное соединение может распределяться во многие органы и ткани, но действует только в тех, где имеются для него циторецепторы, о которых выше шла речь. Если их много —эффект лечения будет хороший. Но эффективность лекарства может снижаться из-за того, что циторецепторов мало. Часто это связано с процессом «привыкания». Лекарства чужеродны для нашего организма, и он стремится от них скорее избавиться: ускоряется инактивация лекарства в печени или циторецепторы понижают к нему чувствительность — уходят глубже в мембрану или даже внутрь клетки. Поэтому для некоторых препаратов дозу со временем требуется повысить или вообще заменить данное лекарство другим.

В общем, лекарства помогают только в том случае, если есть патология. Если для них нет мишени действия, они могут сильно навредить. Следует помнить, что это очень мощное орудие борьбы с болезнью, но только в умелых руках. Поэтому совет принимать лекарства исключительно по рекомендации специалистов (врача или провизора) — это не пустые слова.

Как действуют лекарства внутри нас

Представьте себе: у человека разболелся локтевой сустав. Появился отек, покраснение, припухлость. Он выпивает таблетку анальгина, и боль стихает. Что произошло? Попав в желудок, таблетка под воздействием воды и ферментов распадается и высвобождается химическое вещество — метамизол натрия, который и составляет основу таблетки. Он всасывается в кровь через стенки желудка и кишечника, попадает в кровь, с кровью разносится по всему организму и попадает в область воспаления, в данном случае — в область локтевого сустава.

Воспаление характеризуется цепной химической реакцией, в которой большое значение имеют особые биологические вещества — простагландины. Они раздражают рецепторы (нервные окончания, воспринимающие изменения внешней среды), поток импульсов в нервную систему с этих рецепторов резко возрастает, а это воспринимается как боль. Кроме того, раздражение рецепторов усиливается за счет их сдавления накапливающейся жидкостью (отеком), в развитии отека также участвуют простагландины. Метамизол натрия и блокирует деятельность простагландинов, разрывая при этом спираль накапливающихся изменений. Этим самым он оказывает противовоспалительное, и, соответственно, противоболевое действие.

Например, так фкнкционируют небезызвестные бета-адреноблокаторы (анаприлин, обзидан, атенолол) — их молекула очень похожа на молекулу адреналина. А адреналин действует через специальные рецепторы — он «захватывается» этими рецепторами, вызывает их раздражение, а раздражение рецепторов уже ведет к различным эффектам, свойственным адреналину. Поэтому, бета-блокатор ввиду большого сходства может быть «захвачен» адренорецептором, но так как сходство неполное, раздражение рецептора не происходит. Но, поскольку рецептор уже «занят» молекулой бета-адреноблокатора, молекулы адреналина уже не могут быть связаны с этим рецептором и блуждают в крови не находя себе «точек применения», пока не будут разрушены ферментами. Здесь происходит своеобразная «борьба» за адренорецепторы — выигрывают в данном случае числом — чьих молекул больше, тот и побеждает.

Читать еще:  Дикло ф капли глазные инструкция цена отзывы

Если молекул бета-блокатора больше, чем адреналина, то они «вытесняют» молекулы адреналина из рецепторов и замещают их. Если же превалируют молекулы адреналина, то уже они будут «вытеснять» бета-блокатор из адренорецепторов. Вот почему так важно получать адекватные дозы бета-блокаторов (как, впрочем, и всех других препаратов, работающих по механизму «конкурентного антагонизма».

Препараты могут попасть в организм парентерально — при уколах или всасываясь через кожу (различные мази), кстати, не забывайте, что кожа, особенно свежевымытая, очень активная всасывающая субстанция, поэтому работать, скажем, с ацетоном сразу после принятия душа не только не целесообразно с точки зрения гигиены и здравого смысла, но и просто опасно с точки зрения медицины. Кроме того, лекарства могут всасываться через слизистые оболочки — полость рта, желудок, кишечник, прямая кишка (в виде свечей), глаза (глазные капли).

Это связано с тем, что полость ЖКТ не отделена от окружающей среды биологическими мембранами с избирательной пропускной способностью, каковыми (т.е. мембранами) являются стенки любой клетки (кожи ли, слизистой ли, любой другой). Бытует мнение (и даже иногда среди врачей), что такие невсасывающиеся лекарства не оказывают побочного эффекта, поскольку не всасываются в кишечнике и выводятся естественным путем. Серьезное заблуждение! При неправильном применении эти препараты могут нарушить нормальное пищеварение, вызвать дисбаланс в нормальной кишечной микрофлоре, могут спровоцировать появление изъязвлений на слизистой оболочке, вызвать рефлекторные нарушения двигательной активности желчных путей. Т.е., любые лекарства требуют как минимум вдумчивого и внимательного к себе отношения.

Помимо обычных препаратов, есть и комбинированные лекарства, включающие в себя несколько (иной раз очень много) компонентов. Исследования механизма действия таких препаратов иной раз достаточно сложны, так как эффекты могут накладываться и определить как именно действует тот или иной компонент бывает очень непросто. Поэтому, кстати, врачи не слишком любят растительные препараты, ведь каждое растение — это набор самых разнообразных химических соединений, с разными механизмами действия, с разными точками приложения и эффекты подчас бывает очень трудно предсказать. Выпускаются и «долгодействующие», т.н. пролонгированные препараты, которые можно применять один раз в день.

Это может быть или отдельная формула препарата (в этом случае это фактически отдельное лекарство) или особая форма упаковки. Например, нитроглицерин действует максимум 10-15 минут. Чтобы создать лекарство, действующее несколько часов, малые дозы нитроглицерина упаковывают в отдельные микрокапсулы, которые с разной скоростью растворяются в желудке и обеспечивают таким образом постепенное высвобождение нитроглицерина из этого лекарства. Наша сегодняшняя тема поистине неисчерпаема, ведь каждое лекарство по-своему уникально, а мы ограничены рамками нашего разговора. Но все же надеюсь, что ваше представление о механизмах действия лекарств несколько расширилось.

Men’s Health. Журнал

Юлия Эдвардовна Азимова

Университетская клиника головной боли, руководитель отдела фундаментальных и клинических исследований

Существенное увеличение продолжитель­ности жизни (более 100 лет) уже не кажется чем-то из области фантастики. Если тебе пятьдесят, то у тебя почти официально наступает вторая молодость.

Поскольку сам факт возраста перестал казаться чем-то фатальным, то победа над недугами, влияющими на продолжительность и качество жизни (рак, диабет, сердечно-сосудистые заболевания), приобретает особенную актуальность, и тут многие надежды возлагаются на современную фармацевтическую индустрию. Men’s Health попробовал разобраться, как она сегодня работает.

О происхождении

От идеи создания до появления волшебной пилюли на полке аптеки может пройти два-три десятка лет. Не более 5% разработок достигают стадии клинических исследований и успешно проходят ее. Остальные 95% лекарственных разработок не соответствую­т требованиям безопасности (оказываютс­я токсичными) или же попросту неэффектив­ны. Сегодн­я основные требования к лекарству — его доказанная эффективность и безопасность. У него даже названия нет, тольк­о кодовый номер.

Хотя бывают и совершенно парадоксальны­е открытия: изначально силденафил (известный как виагра) исследовался для лечени­я стенокардии и повышенного артериального давления. При стенокардии препарат не помог, зато открылись други­е его свойств­а, из-за которых многие мужчины во всем мире улучшили качество своей сексуальной жизни.

Вообще, судьба препарата реша­ется в несколько этапов. На первом изучается механизм развития заболевания, определяетс­я, на какие мишени (рецепторы, вещества, ферменты) в организме человека может действовать лекарство. Химики синтезируют вещество, которое будет мощн­о воздействовать на нужный рецепто­р или фермент и, по возможности, не действовать на что-то другое. Например, обезболивающие средства воздействуют на фермент циклоокси­геназу, которая бывает двух типов: первого и второго. При блокаде фермент­а второго типа возникае­т проти­воболевой и противовоспалительный эффекты, но при блокаде фермент­а первого типа повреждается слизис­тая желудка.

На втором этапе препарат исследуется на животных, как правило, на грызунах. Этические правила исследований распространяются и на животных — они не должны страдать в угоду науке. Сначала изучают, не токсично ли вещество. Затем проводят доклинические исследования — изучается эффективность на моделях болезни, например у животных с сахарным диабето­м. Только после полной уверенност­и в безопас­ности исследование начинается на людях.

Третий этап — изучение безопасности нового лекарства у здоровых людей, участвующих в этом добровольно. Это первая фаза клинических исследований. И здесь строжайшие правила: наличие реанимации, необходимых антидотов. Заведомо токсичные вещества, например для лечения рака, не проходят эту стадию: этика запрещает назначать их здоровым людям. Но то, как поведет себя лекарство у людей с заболеванием, может отличаться от того, как оно переносится здоровыми.

Изучение нового лекарства у людей с заболеванием — вторая фаза клинических исследований. Чтобы доказать, что лекарство работает и не вредит организму, его сравнивают с пустышкой, плацебо. То есть таблетка или шприц выглядят так же, как лекарство, но внутри — мел или вода. Пациенты случайным образом делятся на две группы. Одни получают препарат, другие — плацебо. Ни врач, ни пациент не знают, что достанется, и дают свою независимую оценку. Клинические исследования в онкологии вообще имеют некоторые особенности: препарат сразу исследуется у пациентов, минуя плацебо. Препарат сравнивают с уже имеющейся схемой лечения, так как неэтично оставлять больного раком на плацебо.

О добровольцах

Никто не имеет права вводить новые препараты без вашего письменного согласия. Участие в подобных программах — хороший шанс получить современное лекарство, все обследования, как правило, бесплатные. Исследования организуют специальные исследовательские организации. Они контролируют качество исследования и помогают врачам с документацией.

Современные исследования проходят во многих странах одновре­менно. Наиболее масштабные программы — в США. Пациенты с удоволь­ствием включаются в них, так как это возможность бесплатно наблюдаться в ведущих центрах. Играет роль и ментали­тет — в США, странах Скандинавии люди готовы терпеть неудобства, чтобы потом весь мир (и они в том числе) получил эффек­тивную т­аблетку. После проведения такого исследования препарат может быть зарегистрирова­н в министерст­ве здравоохранени­я или в орга­низа­ции Food and Drug Administration (FDA) в США или Евро­пейском медицинском агентстве (ЕМА), а затем поступить в продажу.

Читать еще:  Детские капли для глаз

О большой фарме

Бен Голдакр в своей известной книг­е «Вся правда о лекарствах. Мировой заговор фармкомпаний» упоминал сговор врачей и фармацевтических компаний. Лет 20 назад это было возможно, но сегодня работа глобальных компаний достаточно прозрачна и регламентирована как законодательством, так и внутренними правилами. Существует много­уровневая система контроля как в работе компаний, так и в проведении клинических исследований. Врач изучает лекарственное средство, а правильность его работы проверяет сотрудник исследовательской организации, которого, в свою очередь, проверяют из компании, производящей вещество. Кроме этого, существуют внешние аудиты — минздрава, FDA, ЕМА. Инспекторы могут в любо­й момент посетить центр и проверить коррект­ность исследования.

Голдакр также обсуж­да­ет спекуляцию и манипулирование научны­ми данными для получения позитивного результата исследования. Например, вы изучаете лекарство от кашля. В группе, получившей новый препарат, из 100 человек перестало кашлять 70, а в группе плацебо — 65 человек. Разница неубедительна. А вот если в первом случае пациенты стали кашлять в среднем пять раз в день, а во втором — девять, то различия явно в пользу нового препарата. Так что это не значит, что он не работает, хотя кашель проходит и не так быстро, но состояние явно облегчается. Бывают исследования, где результаты представлены в виде каких-то совсем сложных индексов, что отсылает нас к «Игре в бисер» Герман­а Гесс­е. В тех областях, где имеется мног­о исследований, врачебные ассоциации борются с этой системной ошибкой. Разрабатывают рекоменда­ции, по каким показателям должна оце­ниватьс­я эффективность препарата. Например, лекарство от мигрени считается эффективным, если полностью снимае­т боль или существенно облегчает ее в течение двух часов.

Платить врачу за выписку определенного препарата компаниям строжайше запрещено. Запрещено делать подарки. На конференциях представитель компании может передать врачу только образовательные материалы (книги, пособия) и небольшие сувениры. И крупные компании вряд ли будут рисковать репутацией, а вот компании поменьше, работающие на локальных рынках, меньше внимания уделяют качест­ву исследований, и результаты бывают на совести врачей-исследователей.

О циркуляции препаратов

Во время исследований врачи фиксирую­т все отклонения, происходящие в рамках испытания средства, и неважно, связаны они напрямую с препаратом или нет. Так что если вы види­те инструкцию с несколькими десятками нежелательных явлений, это свидетельствует о тщательном изучении препарат­а, о высоком качестве сбора данных. А если инструкция умещается на крохотном лис­точке бумаги, то препарат, скорее всего, изучен ненадлежащим образом.

Люди часто удивля­ются, почему лекарства, которые они использовали по много лет, вдруг исчезаю­т из аптек. Обычно это касается стары­х препаратов, безопасность которых подтвержден­а многолетним использованием, а вот эффективность вызывает сомнения. Препараты перерегистрируются в Минздраве раз в пять лет, некоторым недостаточно изученным и сомнительным препаратам не продлевают регистрационное удостоверение. В этом случае лекарство может исследо­ваться дальше. Могут изучаться особенности препарата в обыч­ной практике, у различны­х групп пациентов. Это — четвертая фаза клинических исследований. Поскольку препарат уже находится в продаже, то требования к исследованиям менее жесткие.

Но это не значит, что никто не следит за безопасностью новых препаратов. Как только лечащий врач сталкивается с какой-то проблемой, связанной с препаратом, он обязан сообщить компании-производителю. В крупных компаниях целый отдел занимается безопасностью. Случай сейчас же рассматривается, данные передаются в Минздрав. В случае реально­й опасности лекарство могут отозвать.

Тем не менее на полках аптек, к сожа­лению, можно встретить неработающие препараты. Некоторые парадоксально обожаемы как врачами, так и их пациентами. В основном вся научная база таких лекарств сводится к эффектам на животных и небольшом исследовании в одной из больниц. Безвредность таких препаратов — то, что больше всего всем нравится. Но на эффект можно только наде­яться.

Понять, как изучался препарат, можно по результатам исследований, публикуемых в статьях, которые можно найти на сайт­е pubmed.gov. Достаточно ввести название вещества на английском языке. Многие специалисты регулярн­о просматривают этот ресурс. Разобраться с научной информацией, да еще на английском, неспециалисту очень сложно. Но по объему исследований можно предположить степень изученности препа­рата. Наберите, например, sertraline (антидепрессант), и вы увидите более 4,5 тысячи ссылок на статьи. Набери­те «тенотен» — найдете 20 ссыло­к. Это не значит, что препа­рат не будет рабо­тать, но отражает уровень знани­й о нем.

Сегодня всемирная научная база значимо обновляется примерно раз в 200 дней. Пока выйдет учебник для врачей, информация уже устаревает, поэтому непрерывное самообразование для врачей — просто необходимость времени. Итак, все препараты делятся на рецептурные и безрецептурные. Безрецептурные лекарства отличаются такой степенью безопасности, что вы можете его использовать по собственному усмотрению для облегчения разных симптомов: жара, изжоги, боли, насморка. Если есть риск побочных эффектов, то лекарство должен выписывать врач — это рецептурное средство.

О БАДах

БАДы не являются, по сути, лекарствами. Они предназначены для здоровых люде­й с целью профилактики заболевани­й: дефицита витаминов, «увеличени­я внутренней энергии», укрепления мышц, улучшения самочувствия. Это примерно как вибраторы, которые тоже ведь в аптеке продаются, но клинических исследований не проводится. БАДы проходят только э­кспертизу как пищевой продукт.

О будущем

Существует тенденция ко все боле­е строгому проведению исследовани­й, по единому стандарту. Это нужно, чтобы неработающее вещество не попа­ло на полку аптеки. На смену технологии синтеза химических веществ приходят более сложные методики получения моноклональных антител, которые успешно испытываются в онкологии, ревматологии, неврологии. Моноклональные антитела называют еще таргетно­й терапией, то есть «бьющей» прямо в цель. Эти лекарства очень эффективны и безопасны, но технологи­я получения дорогостоящая.

Можно ли гово­рить о том, что неравенство в медицинской сфере и дальше будет нарастать и часть лекарств тоже будет проходить по рангу предметов роскоши? По-разному. Тут многое зависит от маркетинговой позиции компании. Некоторые препараты представляются как «лекарство для богатых», в других — цену уменьшают максимально, чтобы получить прибыли за счет увеличения количества пациентов, его принимающих.

Лечебное моноклональное антитело представляет собой белок, который может связываться с каким-либо веществом в организме (или рецептором) и нейтрализовать его. Эти антитела синтезируются в несколько этапов. На первом этапе лабораторной мышке вводят вещество, на которое будет действовать будущий препарат. Поскольку это вещество чужеродное для мышки, то ее иммунная система начинает вырабатывать антитела, которые его нейтрализуют. Как только это происходит, у мышки берут клетки-лимфоциты и пересаживают в культуру клеток в пробирке. Эта культура тоже начинает производить такие же антитела. Потом белки собирают, очищают и готовят препарат.

Таким образом моноклональные антитела не являются прививкой (иммунная система человека никак не задействована в лечении) и не содержат компонентов крови животных или людей. Моноклональные антитела уже апробируются при болезни Альцгеймера, некоторых наследственных заболеваниях с двигательными нарушениями, при хронической боли. Ну и конечно, еще один тренд будущего — персонифицирован­ная медицина, то есть уникальный подбор препарата, который будет работать наилучшим образом у каждого конкретного пациента.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector